ГлавнаяНовостиНовости библиотек
Богатейшая история и культура Гродно – на страницах виртуального проекта в год 890-летия города
Потомки шляхетского рода Слизней посетили библиотеку

Тяжелая проза

Тяжелая проза
Другие новости

Проза Виктора Казько похожа на мокрую траву, где переплелось все, что росло, шумело, радовало цветами, пахло медом... И цветы, и колючки, и колоски – все в этой траве. Читается тяжело, но если ты уже втянулся, поймал авторскую интонацию, то остановиться и отложить книгу не сможешь.

kazko_1.jpgПодобное происходило со мной не один раз. Начинал читать, злился, нервничал, закрывал книгу и вздыхал с облегчением. Чувствовал себя ребенком, выпутавшимся и выбравшимся из кучи травы. Но проходило пару дней, иногда неделя, и я что-нибудь вспоминал из прочитанного: метафору, сравнение, диалог или описание героя. Знаете, словно найти в волосах застрявшую травинку или колючку. Достаешь, рассматриваешь, и это заставляет возвращаться к книге, погружаться в нее, становиться одним из ее героев и проживать жизнь вместе с ним. Случается то, что бывает только с настоящей литературой. Читатель начинает смотреть на страшный и жестокий мир глазами писателя и его героев, переживая за малолетних героев Виктора Казько и нервничая от почти физической боли. Я часто успокаивал себя, задавая вопрос: «Ну а какой может быть проза о войне и о сиротском детстве?» Ответив, читал дальше, до последней страницы. А потом долго ходил под впечатлением, как после тяжелой работы.

Виктор Казько пишет о себе, о том, что видел и пережил, почти по дням и часам восстанавливая собственную жизнь, выкладывая ее на бумагу, делая видимой для других. Писать так, как он пишет, невероятно тяжело. Возможно, это единственный способ рассказать правду. Вновь и вновь пропуская сквозь себя пережитое и увиденное детскими глазами.

В белорусской литературе много авторов, писавших о войне. Но Виктор Казько в этой плеяде стоит чуть в стороне, почти особняком. Он, на основе личной биографии, одним из первых в нашей литературе смог рассказать об этом так, как до него никто не писал.

Когда у меня спрашивают, что интересного можно прочесть на белорусском языке, то всегда называю фамилию Казько и его книги: «Хpoнiкa дзeтдoмaўcкaгa caдy», «Неруш», «Выpaтyй i пaмiлyй нac, чopны бyceл», «Чac збipaць кocцi», «Бунт незапатрабаванага праху» и повесть «Суд у Слабадзе».

Все, кто читал его тяжелую прозу, на некоторое время становились героями его повестей, рассказов и романов.

Живет Виктор Афанасьевич Казько в Минске, продолжает писать, делиться своим уникальным жизненным опытом с читателями.

На снимке Евгения Коктыша знаменитый прозаик улыбается, может быть, в этот момент он думает о чем-то хорошем.

Автор публикации: Владимир Степан.

Источник: СБ – Беларусь сегодня


Комментарии пользователей:

Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям

Новости

Боец сибирской дивизии

20 Ноя 2018

15 ноября в прокат выходит фильм Виктора Алферова «Облепиховое лето» о жизни и смерти драматурга Александра Вампилова (1937–1972), снятый по сценарию Ольги Погодиной-Кузминой.

Новости библиотек

В «Клубе книжных профессоров» изучали историю письма

19 Ноя 2018

17 и 18 ноября в «Клубе книжных профессоров» были организованы занятия «Возникновение и развитие письма». Дети вместе с родителями пришли в музей книги, чтобы узнать, как человек фиксировал и передавал свои мысли тысячи лет назад.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Визит делегации Российской государственной библиотеки

16 Ноя 2018

14–16 ноября в рамках реализации Соглашения о сотрудничестве Национальную библиотеку Беларуси посетила делегация специалистов Российской государственной библиотеки.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Кем была друг и собеседник Пушкина, в которую влюблялся весь бомонд

18 Ноя 2018

Александре Смирновой-Россет в культурной жизни XIX века отведена особая роль: муза, подруга, собеседник большого количества великих умов и высоких чинов. В очаровательную «донну Соль», «деву-розу», «черноокую Россети» влюблялись все без исключения. Удивительно не только то, что Александра Осиповна сама, без денег и протекции, создала себя как явление. Невероятно успешная в свете, окруженная поклонниками и почитателями, друзьями и подругами, она не была ни богатой, ни счастливой в любви, ни близкой собственным детям, словно цель и смысл ее жизни сводились к тому, чтобы быть северной мадам Рекамье.

Новости библиотек