ГлавнаяНовостиНовости библиотек
«Книгуру» опубликовал список финалистов
Прекрасные как по форме, так и по содержанию

Переиздали первый в ВКЛ и мире «Букварь»

Переиздали первый в ВКЛ и мире «Букварь»
Другие новости

Первую книгу, которая имела название «Букварь», выпустили в типографии четыре столетия назад.

Сегодня появилась возможность увидеть, как выглядел первый учебник, над которым согнувшись сидели наши предки. В Свято-Покровском кафедральном соборе в Гродно презентовали факсимильное издание «Букваря» 1618 года.

Алесь Суша, заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси - исследователь «Букваря»

Эта книга изменила традицию образования во многих странах, где в письменности используется кириллица. И эту книгу издали в ВКЛ в маленьком городке Евье, недалеко от Вильно.

До нашего времени сохранился всего один полный экземпляр издания «Букваря». Как и многие другие ценности белорусского культуры, сегодня он находится за границей. Найти «Букварь» не было простой задачей, но белорусский книговед и культуролог Алесь Суша все же сумел добраться до книги, исследовать и привезти в Беларусь оцифрованы вариант. Вместе с Алесем Сушей, который сегодня работает заместителем директора Национальной библиотеки Беларуси, журналист разбиралась, что следует знать о первом белорусском и первом в мире «Букваре».

Букварь возник, чтобы усилить православную традицию ВКЛ

Конец XVI – начало XVII в. в ВКЛ – это бурное время религиозных споров. Сначала реформация, затем контрреформация, попытки объединения католической и православной церквей после Люблинской унии. Тогдашние типографии, которых в ВКЛ было много, не успевали издавать полемические произведения богословов. А спорили много: о том, нужна ли уния, как реформировать православную традицию и может ли вообще церковнославянский язык быть языком образования, если нет на нем ни грамматики, ни словарей, ни учебников.

Первый "Букварь" увидел свет в 1618 году

Однозначно было только то, что церковнославянский язык полностью отличался от разговорного и с трудом поддавался изучению, с чем нужно было что-то делать. После попыток издания нескольких «Азбук» 24 июля 1618 года в типографии Свято-Духова православного братства в городке Евье под Вильно из печати вышел первый в мире «Букварь», название которого стало повсеместным вплоть до сегодняшнего времени.

На церковнославянском языке, но с белорусскими особенностями

Хотя на средневековых улочках Великого княжества повсеместно звучал живой старобелорусский язык, первый «Букварь» был напечатан по-церковнославянски. Вообще все первые белорусские книги были написаны на церковнославянском языке. На нем происходило обучение в церковных училищах, также как в западных университетах и школах на латыни.

Богословы пытались всеми силами укрепить статус церковнославянского языка как языка высокой духовной письменности, поэтому первый «Букварь» не стал исключением. «Букварь языка славенска писаний чтения оучитися хотящим в полезное руковождение» – читаем на титульном листе. Книга небольшого размера – восьмая доля листа, 54 страницы. Букварь в чем-то похож на современную книгу.

Факсимильное издание первого «Букваря» представил в Гродно Алесь Суша

«Сначала алфавит, а потом слоги: ба-ва-го и т.д. Абсолютно то же самое, что и современном букваре. Здесь есть ряд букв, которые редко встречаются в церковнославянском языке или совсем не встречаются. Например, две буквы «Г» – для передачи фрикативного и взрывного звуков.

Многие надстрочные знаки и ударения, которые в церковнославянском языке обычно вырисовывались по-гречески, в букваре переведены на старобелорусский язык. Вместо греческих наименований ударений, читаем – острая, тонкая, густая и т.д.

Кроме того, именно здесь впервые употребляется белорусская пунктуация, приближенная к современной. Если Скорина ставил между предложениями точку, это уже считалось исключительной новацией. Здесь мы имеем точки, запятые, точки с запятыми, кавычки, скобки, квадратные, круглые, какие угодно. Есть также и «кириллические цифры». Для записи цифр наши предки не пользовались римскими или арабскими знаками, а обозначали их своими буквами. И все это можно было учить с помощью букваря: читать, писать и считать», – объясняет Алесь Суша.

«Букварь воспитывал верующего и гражданина»

В качестве интересного факта ученый рассказывает, что еще перед алфавитом есть молитва во славу Святой Троицы. «Это уже определенный посыл, что к любому делу надо подходить помолившись. Сразу после грамматики, которая занимает треть книги, мы имеем большое количество молитв, цитаты из Библии, тексты отцов церкви, перечень грехов и добродетелей, примеры добрых дел. Одним словом, вместо «ма-ма мы-ла ра-му» дети читали другие тексты, которые формировали их мировоззрение. Через спектр христианских ценностей ребенка воспитывали полноценным членом общества», – говорит Алесь Суша.

Лондонский и копенгагенский экземпляры «Букваря»

Неизвестные авторы

В издании нет четких имен авторов. Только на титульном листе помещено короткое упоминание, что «Букварь» «… составлен и напечатан трудолюбием бродячих монахов в киновии Виленского Восточного Православия при храме Сошествия Святого Духа». Киновия – это название монастырей, обитатели которых не имели личного имущества. Монахи совместно работали на общее благо монастыря, поэтому печатное дело выполнялось анонимно.

Алесь Суша, заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси, представил факсимиле "Букваря" в Гродно

«Одним из вероятных авторов является Мелетий Смотрицкий, который в то время жил и преподавал в монастыре. Уже тогда он был известным общественным деятелем и талантливым писателем-полемистом. Фигура интересная, так как Смотрицкий получил в свое время прекрасное образование в учреждениях трех разных конфессий. В начале в Острожской академии, католической иезуитской академии в Вильно, а также протестантских университетах Лейпцига, Нюрнберга и Виттенберга. Второй предполагаемый автор – архимандрит Виленского монастыря Святого Духа Леонтий Карпович, который сегодня включен в число святых. В 1618 г. он руководил братством, поэтому логично утверждать, что также участвовал и в издании книги. Имен других монахов, к сожалению, мы не знаем», – объясняет Алесь Суша.

Как рассказывает книговед, в «Букваре» также выявлен геральдический знак военного и политического деятеля ВКЛ Богдана Огинского. Именно в его имении в Евье находилась типография. В период, когда на православную церковь в Вильно было сильное давление, подкоморий Троцкий пригласил к себе монахов, помог организовать типографию и не раз оказывал значительную финансовую помощь.

«Оригиналы изданий только в Англии и Дании»

Как рассказал Алесь Суша, в мире сохранились только два экземпляра «Букваря»: «Не надо думать, что книги кто-то специально уничтожал, их просто, как и современные школьные учебники, «зачитали до дыр». Один экземпляр находится в лондонской библиотеке Миддл Темпл. Это частное и очень специфическое учреждение, куда непросто попасть. Поэтому, видимо, об этом букваре особо не было известно. Впервые о нем написали в 1700 году в первом каталоге библиотеки. Там он упоминается как книга на славянском языке. Три года назад мне довелось попасть в Лондон. На протяжении года длились переговоры, чтобы получить доступ к букварю. Библиотека закрытая. Мне помогло только то, что поручились профессора университета в Лондоне. Я на месте изучил книгу, сделал цифровую копию, описал ее, и на этой основе вышло факсимильное издание, его удалось издать прямо к 400-летию книги».

Оригинал первого «Букваря» (Лондон)

Как пояснил ученый, «Букварь» еще в начале XVII в., скорее всего, купил один из лондонских просветителей, который собирал научные тексты со всего мира. Интересен также и уголок Лондона, где находится библиотека. «Темпл» – это район в Лондоне, где раньше жили рыцари тамплиеры. Там была их резиденция. Их место в Лондоне заняли юридические конторы, которые работают в районе до сего дня. Именно в их частной библиотеке, закрытой от внешнего мира, хранится книга.

Второй экземпляр находится в Дании, в древней библиотеке, которая существовала при королевском дворе Копенгагена. Сегодня библиотека считается одновременно университетской и национальной. Однако издание «Букваря», которое там хранится, неполное. Поэтому, фактически, в мире есть только один полноценный экземпляр книги.

Что касается Беларуси, то в нашей стране сохранился только «Виленский букварь» 1767 года. Это издание уже униатское, но название, содержание, структура издания и форма подачи как на территории Беларуси, так и в других странах оставались неизменными до начала XIX в.

Первый тираж факсимильного издания «Букваря» – около тысячи экземпляров, которые в скором времени попадут в белорусские библиотеки и учебные заведения. Второй тираж, который должен быть напечатан через некоторое время, попадет уже в белорусские книжные магазины.

Автор публикации: Павлина Валиш.

Источник: Мой BY


Комментарии пользователей:

Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям

Новости

Боец сибирской дивизии

20 Ноя 2018

15 ноября в прокат выходит фильм Виктора Алферова «Облепиховое лето» о жизни и смерти драматурга Александра Вампилова (1937–1972), снятый по сценарию Ольги Погодиной-Кузминой.

Новости библиотек

В «Клубе книжных профессоров» изучали историю письма

19 Ноя 2018

17 и 18 ноября в «Клубе книжных профессоров» были организованы занятия «Возникновение и развитие письма». Дети вместе с родителями пришли в музей книги, чтобы узнать, как человек фиксировал и передавал свои мысли тысячи лет назад.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Визит делегации Российской государственной библиотеки

16 Ноя 2018

14–16 ноября в рамках реализации Соглашения о сотрудничестве Национальную библиотеку Беларуси посетила делегация специалистов Российской государственной библиотеки.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Кем была друг и собеседник Пушкина, в которую влюблялся весь бомонд

18 Ноя 2018

Александре Смирновой-Россет в культурной жизни XIX века отведена особая роль: муза, подруга, собеседник большого количества великих умов и высоких чинов. В очаровательную «донну Соль», «деву-розу», «черноокую Россети» влюблялись все без исключения. Удивительно не только то, что Александра Осиповна сама, без денег и протекции, создала себя как явление. Невероятно успешная в свете, окруженная поклонниками и почитателями, друзьями и подругами, она не была ни богатой, ни счастливой в любви, ни близкой собственным детям, словно цель и смысл ее жизни сводились к тому, чтобы быть северной мадам Рекамье.

Новости библиотек