ГлавнаяНовостиНовости библиотек
Конкурс «Мисс Библиотека»
Информационные ресурсы Thomson Reuters для образования и научной деятельности

Чтиво для дамы с монитором

Чтиво для дамы с монитором
Другие новости

Что только не считают сегодня дискриминацией представительниц прекрасной половины человечества...


Кое-где джентльмен может нарваться на оскорбление, просто предложив даме поднести сумку: он что, хотел подчеркнуть слабость попутчицы?..

Я настроена вовсе не так радикально. Но вот что меня раздражает – это полки в книжных магазинах, уставленные брошюрами преимущественно розового цвета: чтиво только для женщин! Или сам термин «женская проза». А что, есть «мужская проза»? Зачем распределять книги, как по туалетам, – М и Ж? Опять же существуют устойчивые стереотипы насчет женского чтения. Насколько они оправданны? Что хотят читать современные женщины? Что им предлагают? Об этом я, литературный обозреватель-писатель Людмила Рублевская, говорю со своими собеседницами – главным редактором журнала «Алеся» Ларисой Раковской и критиком Маргаритой Алешкевич.

Л. Рублевская: Издатели создают какое-то литературное гетто. Конечно, не секрет, что основные читатели книг сегодня – это представительницы прекрасного пола. По опросам рекомендательной системы ИМХОНЕТ, женщин интересуют в основном четыре темы: жизнь звезд, мода, секс и отношения, красота. Что интересно – потом уже идут темы «семья и дети», «диеты», «психология», «домашние питомцы»... И совсем мало читают рецепты... Выяснилось почему. Основной потребитель рецептов – дамы после 36 лет, а на интернет-порталах тусуется публика помоложе.

Л. Раковская: То есть женщина, которая сидит в Интернете, не готовит, а только что-то разогревает в микроволновке?

Л. Рублевская: Возможно! Что касается литературы, то по опросам, проведенным в Великобритании, получилось, что у дам более всего популярны современные романы с романтическим уклоном. Тридцать процентов предпочитают детективы и триллеры. Топ-десятка книг, востребованных читательницами, составленная на том же ИМХОНЕТе, выглядит абсолютно стереотипной. На десятом месте – Эдуард Асадов, поэт, стихи которого мы переписывали в тетрадки в детстве. Выше – «Маленькая принцесса» Фрэнсис Бернетт, детективы Татьяны Устиновой, романы Сесилии Ахерн, Джоанны Линдсей, Татьяны Поляковой, Софи Кинселлы, Стефани Майер, и на первом месте – Джейн Остен. Как видите, в списке нет авторов-мужчин.

Л. Раковская: Я много читаю детективов в дороге. Купила как-то три книги Устиновой. Первая понравилась... Когда прочитала три подряд, мне стало нехорошо. Как и у Донцовой, видно, что сюжет выстроен математически, и он везде один: Золушка встречает мужчину мечты.

М. Алешкевич: Статистика – очень опасная вещь. Она под любую идею подобьет цифры. Мужчины читают не меньше, просто они не участвуют в опросах. Я была в модельном бизнесе и скажу, что там о моде не читают – там ее смотрят. Среди моделей есть программисты, инженеры, которые знакомятся со специальной литературой. То есть стереотипы даже здесь не срабатывают.

Л. Раковская: Проблема в том, что у людей клиповое мышление. «Много букв» не хочется читать, вникать в психологию героев... И журналы этому поддаются, публикуя материалы коротенькие, разбивая тексты на пункты... Три совета психолога, пять способов быть красивой...

Л. Рублевская: Но параллельно читаются ведь все эти саги в огромных томах... «Сумерки», «Пятьдесят оттенков серого», та же Остен...

М. Алешкевич: Ну так и Бхагават-Гита читается. Сейчас у молодых девушек, которые следят за собой, популярна йога. А те, кто занимается йогой, рано или поздно начинают читать Бхагават-Гиту, древний текст с огромным объемом комментариев.

Л. Рублевская: Короче, женщину, если мотивировать, можно заставить читать что угодно!

М. Алешкевич: Одни хотят узнавать себя в героях, живущих в обычной реальности, другим, наоборот, нужно читать об идеальных отношениях, об экзотических приключениях... По выбору книг можно определить, сложилась ли жизнь у читательницы.

Л. Раковская: В литературе очень много резерваций. Например, есть целый пласт альтернативной истории, часто встречаю рекламу таких книг. Но не знаю ни фамилий авторов и никого, кто бы это читал. Знаете, когда-то на меня произвело впечатление высказывание: «Пусть читают какую угодно дрянь, потому что это вырабатывает хотя бы навык чтения».

М. Алешкевич: Даже навык чтения линейного текста утрачивается очень быстро. И навык его написания тоже.

Л. Раковская: Я читаю тексты молодых журналисток и понимаю, что у них в голове какие-то обрубки мыслей, не своих к тому же. Круг чтения определяется еще и тем, что девушка всегда в поиске себя, разбирается сама с собой, а мужчина – со всем миром. Он отвоевывает свое место. А она должна получать подтверждение, что единственная и неповторимая.

М. Алешкевич: Конечно, нам не хватает романтики. Хочется уйти в свой мир! С другой стороны, разве это желание только женщин? Единственное существенное отличие между дамой и кавалером в том, что она может стать матерью. И когда она становится матерью, у нее исчезает время на чтение.

Л. Рублевская: Выходит, как бы нам ни хотелось, чтобы женщины ходили и читали, скажем, «Другой пол» феминистки Симоны де Бовуар, они все равно будут читать о любви?

М. Алешкевич: Феминизм придумали мужчины, чтобы получить дешевую рабочую силу.

Л. Рублевская: В Беларуси ниша «литературы для женщин» тоже заполняется. Популярны книги Тамары Лисицкой и Натальи Батраковой, недавно вышел иронический детектив Алены Белоножки «Чамадан з кракадзiлавай скуры». С другой стороны, у нас есть Алена Браво, которая пишет о современницах, но ее книги нельзя назвать «дамским чтивом».

М. Алешкевич: И ее трудно читать, потому что это больно...

Л. Рублевская: Неужели барышни избегают литературы боли, правды о своих проблемах? Просто мы очень разные. Я, например, познакомилась с Минским книжным клубом, в котором в основном дамы собирались для того, чтобы обсуждать прочитанное за месяц. И списки там вполне достойные – от Олдоса Хаксли до Юкио Мисимы.

Л. Раковская: Моя мама часто спрашивает, почему я в журнале не публикую рассказы Алены Браво, ведь она очень хорошо пишет? Да, это настоящая литература... Но, скажем, рассказ о женщине с навязчивой идеей изнасилования – не совсем журнальный вариант. Сейчас тренд западной литературы в том, что вся беллетристика имеет три пласта. Там есть любовная история – даже в самом жестком детективе. Обязательно есть историко-географическая составляющая, которая расширяет кругозор. Вряд ли я стала бы лезть в Википедию, чтобы узнать, скажем, какие редкоземы добывают в некоей африканской стране. А в детективе я об этом узнаю... И еще социальный подтекст, психология. Отношения начальника и подчиненного, коренного населения и эмигрантов, домашнее насилие...

М. Алешкевич: А мне кажется, дамы сегодня очень много читают философии.

Л. Рублевская: Некоторые – да. Но мне тяжело представить, что все читательницы возьмутся за Платона или Хайдеггера. Сегодня для такой литературы придумывают форму «лайт», то есть упрощенный вид.

М. Алешкевич: Платон делал так же...

Л. Рублевская: Вряд ли его можно сравнить с Коэльо и подобными. Их читают в уверенности, что это сложная философская литература, потому что об этом твердят аннотации. А что касается сублимации через литературу, напомню, что есть такой синдром Бовари, описанный в психиатрии. Когда женщина, начитавшись романов, утрачивает связь с реальной жизнью и ведет себя по модели героев.

Л. Раковская: Мне кажется, синдром Бовари на самом деле не имеет никакого отношения к литературе. Некоторые так живут и не читая книг.

Л. Рублевская: Я читала об одной толкиенистке, которая искренне считает себя эльфом, хотя у нее есть профессия, семья. Но также у нее есть и эльфийское имя, и эльфийские одежды. А как сегодня, после саги «Сумерки», многие ищут тип вампира? Как раньше возникла мода на байронического героя...

Л. Раковская: Да, и все искали мужчину бледного, с горящим взором... Литература способна сильно воздействовать на сознание.

Л. Рублевская: С другой стороны, сегодня она активно дает антигероев – кому подражать в романе Алексея Иванова «Географ глобус пропил», в романах Станкевича, той же Алены Браво?

Л. Раковская: Это качественная, профессиональная литература. Она дает катарсис, надежду... Герой Станкевича – это герой-романтик, который бьется за свои идеалы. Всегда есть такие герои – воины света... Каждый день мы выбираем, быть воином света или таким, как все. Почему молодые люди читают Станкевича? Потому что в его книгах ставится проблема нравственного выбора.

М. Алешкевич: Его проза, по-моему, читается молодыми, потому что она кинематографична и брутальна, все равно что боевик смотреть.

Л. Рублевская: Так по какому принципу ты, Лариса, отбираешь рассказы для «Алеси»?

Л. Раковская: Два критерия. Это должна быть история – не важно, романтическая, юмористическая, бытовая. И она должна быть лаконичной. Бывает, присылают рассказ, похваляясь, что в его основе реальное событие. Но я считаю, главное – это должна быть литература, которая предполагает художественное обобщение. Есть законы жанра, и профессиональный писатель их чувствует. Между простым и примитивным граница прозрачна, но она есть. С другой стороны, качественная беллетристика возвращает людей к чтению. Если нет легкой интеллектуальной литературной сытости, человек не возьмется за литературные десерты, то есть за то, что не для всех.

Автор публикации: Людмила Рублевская

Источник: СБ – Беларусь сегодня

Новости

Факсимиле Брестской Библии вызвало большой интерес у участников Франкфуртской книжной ярмарки

23 Окт 2019

Факсимильное воспроизведение Брестской Библии 1563 года представлено на 71-й Франкфуртской международной книжной выставке-ярмарке, сообщил БелТА заместитель директора Национальной библиотеки Алесь Суша.

Новости библиотек

Петр Васюченко посмертно номинирован на престижную премию в сфере детской литературы

22 Окт 2019

Белорусский писатель Петр Васюченко посмертно номинирован на самую престижную международную премию в сфере детской литературы – ALMA Astrid Lindgren Memorial Award. Такая информация размещена на сайте премии.

Новости библиотек

«Мінскае жыццё» на страницах газеты «Звон»

22 Окт 2019

В Беларусь польская интервенция началась в конце февраля 1919 года. Политическое и военное руководство Польского государства во главе с Юзефом Пилсудским рассматривала Беларусь в качестве ее неотъемлемой части. Уже в первой половине марта 1919 г. польскими войсками были захвачены города Брест, Слоним, Волковыск, Скидель, Щучин, Пинск. Через месяц польские войска возобновили наступление. В ночь на 17 апреля они прорвали Западный фронт и захватили Лиду и Барановичи, а 21 апреля – Вильно.

Проект «Свидетели эпохи: Беларусь на страницах газет 100-летней давности»

Свет звезды, возвращенный через столетие

22 Окт 2019

17 октября в Государственном музее истории белорусской литературы состоялась лекция Анны Северинец «Критик и вселенная. Адам Бабареко, литература и литераторы», одна из четырех запланированных к 120-летию талантливого литературоведа.

Авторский взгляд

14 Май 2008

Большой вклад в развитие литературной библиографии страны, разработку ее методики, исследование жизни и творчества знаменитого белорусского поэта М. Богдановича внесла выдающийся библиограф, литературовед, заслуженный деятель культуры Беларуси, член Союза писателей Беларуси Нина Борисовна Ватаци (14.05.1908 – 03.08.1997).

Портреты: история библиотеки в лицах

«Час музыки» открывает новый сезон

21 Окт 2019

Национальная библиотека Беларуси совместно с Национальной академией наук Беларуси в рамках «Часа музыки» открывают новый сезон интерактивных лекций «Белорусская музыка в мировом художественном пространстве».

Новости Национальной библиотеки Беларуси


111