ГлавнаяНовостиАвторский взгляд
«Помним боль и утраты твои, Беларусь...» – экскурсия ко Дню Победы
Состоялась IX Научно-практическая конференция «Электронная культура»

Очень краткая история битников

Очень краткая история битников
Другие новости

Полина Доля

60 лет назад на поэтическом вечере в Town Hall Theatre в Беркли со сцены было прочитано стихотворение, которое изменило американскую литературу, а следом и весь мир, – «Вопль» Аллена Гинзберга. Но так ли нужна причина, чтобы написать об этом очень важном периоде в литературе? Период битничества не только сделал современную поэзию такой, какой мы её видим, но повлиял даже на музыку. Сегодня мы взглянем на историю бит-поколения – в датах, числах, лицах и самых важных аспектах. Кратко и по делу.

Что это?

Начнём с основ: что вообще такое эти ваши битники? Термин «The Beat Generation» («бит-поколение») относится в целом к группе американских авторов середины ХХ века. Движение битников берёт своё начало в Америке 1940-х годов – Нью-Йорк и Сан-Франциско стали настоящими бьющимися сердцами этого поколения.

К слову, о бьющихся сердцах. Откуда вообще взялось это название – «Beat Generation»? Всё просто: в 1948 году этот термин использовал Джек Керуак, непосредственный представитель битников, чтобы таким образом охарактеризовать нью-йоркский андерграунд – особый социальный пласт, нонкомформистское молодёжное движение. «Beat» в этом названии – это ритм, одновременно унылый, отчаянный и уставший, но в то же время медитативный, приводящий к просветлению. На сленге джазовых музыкантов 40-х «beat» как раз и означало «отчаяние». Просветление, к слову, тут тоже не случайно: увлечение буддизмом было визитной карточкой всех битников.

2021.05.05_Битники_2.png

В целом бит-движение – это сугубо национальное явление, которое не случилось бы нигде, кроме Америки. Битники становятся наследниками специфических литературных элементов – историй завоеваний фронтира, особой поэзии Уитмена, дешёвых нуарных романов Чикаго и всего, по чём мы безошибочно узнаём американскую литературу.

Когда это?

Итак, Америка после 1940-х, послевоенный период, всеобщие сомнения в господствующей политике и культуре. Вторая мировая война повлекла за собой невообразимое разочарование в человечестве. Холокост, Хиросима и Нагасаки, холодная война… Никто в мире больше не мог быть прежним. Вместе с экономическим расцветом США ждала маккартистская «охота на ведьм», культурные и политические репрессии, а следом – не менее важные социальные изменения. Нарастают всевозможные движения за гражданские права, в борьбе за права чернокожих случается дело «Браун против Совета по образованию» и случай Розы Паркс и автобусных забастовок. Социальная жизнь вокруг кипит, и в этом котле рождаются битники.

2021.05.05_Битники_3.png

Как это?

Таким образом, бит-поэзия стала настоящей хроникой Америки 40–70-х. Все проблемы и тревоги тех времён, все мелочи и детали повседневности, отношения людей к жизни и друг к другу, целая Америка в нескольких строках, и вместе с тем – протест против этой самой Америки. Вместе с бит-поколением появляется термин «контркультура». Представьте себе классического американца тех лет, к каждой характеристике добавьте частицу «не» и вы получите не менее классического битника. Там, где было положено иметь домик в пригороде с зелёной лужайкой, битники покупали трейлер и отправлялись колесить по бескрайним дорогам Америки. Там, где нужно было ходить в церковь по воскресеньям, битники обращались к буддизму. Там, где было принято заводить крепкую семью и всем вместе заниматься спортом по утрам, битники уходили в промискуитет и искали себя в наркотических трипах. Они были детьми своей эпохи и полной её противоположностью, а потому их творчество – безупречное её воплощение.

Что делать, если ты разочарован в правительстве и людях вокруг? Конечно, бросать вызов общественности, традициям и классической поэзии – чем громче, тем лучше.

К середине 1950-х битники становятся у руля культурного авангарда, выступая против институционализированных американских ценностей, материализма и конформизма. Такая специфическая социальная борьба занимает центральное место в их творчестве. Критика всего наболевшего – что может быть лучше? Разве что полное просветление – в противовес всему негативу. Отсюда вышеупомянутый буддизм, медитации, восточная философия, а ещё – галлюциногены. Потому что на пути к просветлению все средства хороши.

2021.05.05_Битники_1.png

Вызов брошен не только в провокационных темах произведений, но и в самой их форме. Для битников нет ничего лучше верлибра. Они стремятся писать максимально свободно и аутентично – долой все рамки и традиционные устои, им не место в творчестве! «Первая мысль – лучшая мысль» – так описывал метод спонтанного письма один из ключевых поэтов бит-поколения Аллен Гинзберг.

Итак, битники расширяют своё сознание, используя для этого все доступные методы – галлюциногенные препараты, медитации, свободные отношения и единение с природой. Они черпают вдохновение у джазовых музыкантов, сюрреалистов, поэтов-метафизиков, поэтов-провидцев, таких как Уильям Блейк, а также у восточной поэзии – хайку. В каждой строчке произведений битников чувствуется свобода и истинная природная дикость, не имеющая себе равных в послевоенной литературе.

Кто это?

Пробежимся по значимым фигурам в бит-поколении (преимущественно поэзии, для более мягкого старта) и заодно порекомендуем, что у них такого можно почитать. Поэзию, биографии и даже литературные эссе бит-движения рекомендуем искать в книге «Антология поэзии битников» – самом полном поэтическом сборнике этого направления с достойными переводами и приложенным неповторимым оригиналом.


2021.05.05_Аллен Гинзберг.png

Аллен Гинзберг

Гинзберг был исключительно ярким поэтом, настоящим наследником Уолта Уитмена, самым влиятельным автором своего времени. Для него не было запретных тем: от бомбёжки Нагасаки и холодной войны до простой человеческой любви и снова Уитмена – всё Гинзберг поднимал с нестандартных сторон, откровенно, открыто, так, чтобы строки выжигались на сердце у читателя, чтобы после прочтения перехватывало дыхание. Его работа «Вой» – одна из самых важных вех в истории бит-поэзии. Поэма оказалась настолько громкой, откровенной и шокирующей, что после её публикации в 1956 году арестовали издателя книги, другого поэта-битника Лоуренса Ферлингетти: он обвинялся в крайней непристойности. Впрочем, это дело привлекло ещё больше внимания не только к поэме, но и ко всему поколению. К слову, суд Ферлингетти выиграл. И эта победа стала ещё одним вызовом, брошенным моралистским законам Америки.

Что почитать: вам наверняка уже захотелось прочесть тот самый «Вой» – экспрессивный, громкий, яркий, почти гимн, почти исповедь. Надо же узнать, что в нём такого. Однако также рекомендуем к ознакомлению работу «Супермаркет в Калифорнии»: самое то, чтобы фыркать на капиталистов.


2021.05.05_Гэри Снайдер.png

Гэри Снайдер

Влился в течение битников в 1950-х и стал своеобразным буддистским светочем. Его работы сосредоточены на поиске баланса между реальностью и её внутренним пониманием. Каждая поэма – как медитация, каждая строка – ступенька к воображаемому храму. Собственно, вёл он очень буддистский образ жизни, простой и непритязательный, и это в своё время так впечатлило Джека Керуака, что в его книге «Бродяги Дхармы» прототипом главного героя выступил именно Гэри Снайдер. Помимо сильного влияния восточной философии, в работах Снайдера ощущается особое внимание к природе, вопросах экологии и связи человека с окружающим миром. К слову, сам он себя битником называл неохотно.

Что почитать: конечно, работу, которая принесла Снайдеру литературную славу и навеки вписала его в круг битников, что бы он сам ни говорил, – «Ягодный пир». Другое очаровательное произведение – «Ручей Пайют»; ощущается как горная прогулка в одиночестве.


2021.05.05_Диана ди Прима.png

Диана ди Прима

Одна из ключевых женских фигур в движении битников. В 1958 году выпустила свой первый сборник «Эта птица летает задом наперёд» – и тут завертелось. Начала сотрудничать с другим поэтом Лероем Джонсом и выпускать ежемесячный журнал, где публиковались работы битников, как авторов-новичков, так и известных ребят вроде Берроуза и Керуака. Её поэзия удивительно личная для бит-движения: в стихах Диана говорит о своих отношениях, переменах в жизни, о том, что волнует, но всё это в неповторимом битниковском стиле, медитативно и ритмично, с нотками восточной философии. Для неё не было запретных тем или рамок. Чистое искусство.

Что почитать: «Выйдя из медной печи», безусловно. Проникновенная и болезненная история личных переживаний поэтессы на довольно нестандартную тему аборта и сожалений – и их отсутствия. Если не торопитесь разбивать себе сердце, то лучше начать с работы «Окно».


2021.05.05_Лоуренс Ферлингетти.png

Лоуренс Ферлингетти

Помните, кого арестовали за публикацию «Вопля» Гинзберга? Ага, Лоуренса Ферлингетти. Он открыл известный книжный магазин «City Lights», литературный журнал и издательство, но в то же время он и сам был настоящим поэтом. Более тридцати сборников стихов, романы, пьесы, новеллы и киносценарии – невероятная продуктивность. Его поэзия вобрала в себя вещи столь бытовые и каждодневные, что мы совершенно перестали их замечать: разговоры во время прогулки, тревоги и надежды, городские билборды и привычные пейзажи – всё, что сливается для нас в одну сплошную повседневность, Ферлингетти превращал в незабываемые произведения. Он запечатлевал спонтанное и творческое в каждом дне – и делал это мастерски.

Что почитать: попробуйте начать с «В парке Золотых Ворот в этот день» или «Гремящей мрачной зимой в Париже». Не так громко и откровенно, как Гинзберг, но не менее глубоко и проникновенно. Визуальный ряд очаровательный.


2021.05.05_Грегори Корсо.png

Грегори Корсо

Гинзберг описывал его как «пробуждающего молодость»: настолько живым был и сам Корсо, и его поэзия. Итальянские корни сделали его экспрессивным, а тяжёлое детство поначалу привело на скользкую тропу криминала: в 17 лет он был осуждён на три года за кражу автомобиля. Впрочем, это в некотором роде пошло на пользу: в тюремной библиотеке Корсо жадно поглощал все книги на своём пути и решил попробовать себя в поэзии. Неофициально слушал лекции в Гарварде и Нью-Йоркском государственном университете, участвовал в подпольных поэтических чтениях и каждое своё действие превращал в перфоманс. Поэзия Корсо бьёт ключом, даже когда глубоко трагична.

Что почитать: безусловная рекомендация – «Полный беспорядок… почти»: о самых важных в жизни вещах и, наконец, об избавлении от них. Ещё одно отличное произведение – «В стремительной руке времени», несколько более серьёзное, с занятным образным рядом и прекрасным ритмом.


2021.05.05_Ещё Берроуз.png

Уильям С. Берроуз

С поэзией разобрались, время взглянуть наконец на битническую прозу, и Берроуз – один из её столпов. Человек чуть более чем спорный: чего стоит один случай, когда он, в пьяном угаре играя в Вильгельма Телля, случайно застрелил свою молодую жену Джоан Волмер. Эта ужасная трагедия стала переломным моментом для Берроуза – и сделала его писателем. Творчество превратилось в избавление от одержимости: отныне все свои переживания он изливал на бумагу, не чураясь «запретных» тем и говоря обо всём откровенно. Таким было и первое произведение «Джанки». За свой самый известный роман «Голый завтрак» Берроуз, конечно, успел попасть под суд по обвинению в непристойности. Впрочем, после долгих разбирательств обвинения всё же сняли. Это произведение безусловно весьма нестандартное для своего времени: «Голый завтрак» сочетает в себе нарезку из хроник героиновой зависимости писателя, его измышлений и наркотических образов Танжера, города в Марокко, известного как злачное местечко для всех, кого отринула Америка. Этот роман написан в весьма специфичной манере – «методом нарезок». Суть метода проста: писатель в своих многочисленных путешествиях возил за собой тетрадь, расчерченную на три колонки. В первую он записывал факты о происходящем, во вторую – личные впечатления и мысли, а в последнюю – цитаты из книг, которые Берроуз читал в тот момент. Из всех этих материалов и складывался роман – динамичный и куда более цельный, чем кажется на первый взгляд.

Что почитать: «Голый завтрак» – если вам хватит решимости для этого откровенно непростого произведения. В противном случае, можете начать со стихов (да, их он тоже писал) – «Там, где циркулирует плоть», к примеру.


2021.05.05_Керуак читает.png

Джек Керуак

Второй столп битнической прозы – безусловно, Керуак. Он был одним из самых значимых писателей своего времени, в его работах была вся Америка – не показная, как в туристической брошюре, а живая, настоящая, и это приводило в восторг. Жизнь Керуака с самого старта не слишком походила на обычный путь бит-писателя: он вырос в семье типографа, с подростковых лет выпускал свой спортивный бюллетень, занимался футболом и получал за это стипендию в Колумбийском университете. Потом случилась травма, потеря стипендии, отчисление и служба на торговом судне, а позже – в армии, откуда его снова списали из-за разногласий с начальством. Вот так, оказавшись на суше, вечный странник Керуак принимается за писательство. Начинает с более классического «Город и городок», напоминающего поздние работы Томаса Вулфа, но вскоре нашаривает собственный стиль. Его самый известный роман «В дороге» почти полностью автобиографичный: два приятеля колесят по хайвеям Америки, не задумываясь о ночлеге и пропитании и попадая в переделки одна хлеще другой. Это чистая «road novel», потрясающее путешествие, после которого хочется выскочить из своего дома и отправиться в дорогу. Роман – как джазовая импровизация, как поиск смысла, как вечное путешествие на дребезжащем мустанге. Его декорации – одноэтажная Америка, бесконечные шоссе, придорожные забегаловки. Вместе с тем это история боли целого поколения – его крик на пустой дороге без конца и края. После «В дороге» будут «Бродяги Дхармы» (снова с мотивами странствий), «Мэгги Кэссиди» (внезапно трогательно о взрослении и первой любви), «Ангелы опустошения» и ещё много хороших работ. Всё же плохого писателя «королём битников» не назовут.

Что почитать: «В дороге». Без вариантов. Подача может показаться простой и незамысловатой, но атмосфера вечного бега, путешествия без прикрас, невероятной свободы и вместе с тем пустоты явно стоит вашего внимания. Если сердце жаждет чего-то более спокойного и умиротворённого, смело обращайтесь к «Бродягам Дхармы». Или начинайте знакомство с поэзии – может быть, вас подкупят джазовые мотивы «Mexico City Blues».

И финальный аккорд: в Националке можно послушать битников. Не вживую, конечно, но записи их авторского чтения собственных стихов доступны для всех посетителей. Ферлингетти, Гинзберг, Корсо и даже Буковски, который хоть и немного опоздал к движению битников, но всё же довольно близок. Просто мечта.

Материал подготовлен отделом сопровождения интернет-портала.

Новости

«Алмаз становится бриллиантом»: хроника строительства Национальной библиотеки Беларуси, 2004 год

16 Июн 2021

Продолжаем публикации по материалам прессы о ярком событии в истории Национальной библиотеки, да и всей Беларуси, – строительстве нового здания.

К 100-летию Национальной библиотеки Беларуси

Необычные завещания писателей

16 Июн 2021

Когда-нибудь задумывались о своей последней воле? Наверняка да, ведь, как ни прискорбно, никто из нас не вечен. Однажды настанет время покинуть этот бренный мир, а перед этим озаботиться завещанием, чтобы многочисленные друзья и родственники сразу знали, кто был вашим любимчиком. Известные писатели, конечно, тоже записывали свою последнюю волю – и зачастую их инструкции и пожелания были как минимум необычны, как максимум – эксцентричны.

Авторский взгляд

Виртуальный читальный зал НББ – публичным библиотекам Брестской области

15 Июн 2021

Сотрудники НББ продолжают серию онлайн-мероприятий для публичных библиотек разных регионов нашей страны. 15 июня состоялся семинар, подготовленный для наших коллег из Брестской области.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Презентация альманаха «Казахстан – Беларусь» и встреча писателей двух стран

14 Июн 2021

14 июня в Национальной библиотеке прошла презентация первого в истории казахстанско-белорусского сотрудничества литературно-художественного альманаха «Казахстан – Беларусь» и состоялась встреча писателей двух стран.

Новости Национальной библиотеки Беларуси


Библиотекарям
111