ГлавнаяНовостиАвторский взгляд
Творческое занятие «Едем, летаем, плывем»
Как отмечают День книги в разных странах

«Новая» Элиза Ожешко в цикле лекций Светланы Вотиновой

«Новая» Элиза Ожешко в цикле лекций Светланы Вотиновой
Другие новости

Журналистка, главный редактор журнала «Маладосць» Светлана Вотинова проводит цикл лекций о польскоязычной представительнице белорусской литературы Элизе Ожешко. В интервью для Национальной библиотеки она рассказала, почему только сейчас мы открываем для себя «настоящий» образ писательницы.

Мой интерес к жизни и творчеству Элизы Ожешко зародился  не так давно. Ничто не предвещало того, что я увлекусь ею больше, чем другими персонами, о которых мне тоже доводилось писать для журналов. Возможно, меня зацепила ее судьба, несчастливая женская доля. Я смотрю на Элизу Ожешко не как на писательницу, а как на личность, женщину XIX века, при этом, конечно, не игнорирую ее творчество: в нем отражается много переживаний и событий ее жизни.

Не о каждом писателе можно так много узнать: переписка Элизы с ее современниками составляет более десяти томов. Это увесистые книги, которые читать – не перечитать. Наверное, целиком их прочел только Эдмунд Янковский, польский исследователь, который эти письма собрал, составил и прокомментировал. Большой вклад в исследование жизни и творчества Ожешко внес и Людвик Брунон Свидерский, уроженец Гродно. «Куда ни глянь – везде Ожешко», – подтрунивали над этим молодым человеком те, кто входил в его кабинет в Варшаве. В свои 23 года он уже по письмам Элизы Ожешко к редактору «Газеты польской» Юзефу Сикорскому установил, кем был тот, ради кого она разводилась с Петром Ожешко. Минский доктор Сигизмунд Свентицкий, пожалуй, единственная настоящая любовь писательницы. И именно Свидерский подметил тот поразительный факт, что они умерли с разницей в три дня и были похоронены в один день и в одно время, хоть и в разных городах.

У исследователей сложился определенный образ писательницы Элизы Ожешко. Когда я начинала интересоваться ее жизнью, то повторяла чужие ошибки – вслед за мэтрами, филологами, писавшими о ней, ее окружении, ее времени. Но чем больше я погружалась в источники, тем больше возникало претензий к авторам научных статей и их безапелляционным утверждениям.

В частности, искривленным оказался образ матери Элизы, пани Франтишки. Ее представляют деспотичной особой, которая не любила Элизу, не интересовалась жизнью дочери: едва отец Элизы умер, как она опять вышла замуж, имела имидж светской львицы, поручила дочь бабушке, в десять лет отдала ее в Варшавский пансион при монастыре и ни разу к ней туда не приехала, а потом чуть ли не насильно выдала замуж за Петра Ожешко. Все это стало звучать очень странно, когда я сопоставила факты.

Оказалось, что пани Франтишка вышла замуж второй раз через шесть лет после смерти отца Элизы, причем, ее брак с ним длился тоже шесть лет. Развенчанным оказался и образ светской львицы: Элиза в описании свадьбы матери упоминает о присутствии на ней двадцати гостей. На заметку: на открытии книжного магазина Элизы Ожешко в Вильне было 300 гостей. На свадьбе пани Франтишки присутствовали только самые близкие, не было ни музыки, ни танцев. Элиза с сестрой чувствовали себя отлично: им постоянно делали комплименты, они объедались сладостями. Еще один показательный факт: мы не имеем ни одной фотографии пани Франтишки, только портрет с маленькой Элизой на руках, написанный дядей Элизы, в то время как фотография ее второго мужа, Константина Видацкого существует. Если эта женщина была светской львицей, неужели она не любила бы фотографироваться?

Bene_Nati-portret_Elizy_Orzeszkowej.png

Миф о воспитании детей бабушкой. Бабушка поселилась с семьей дочери и внучек только после второй свадьбы Франтишки. И это не значит, что она заменила девочкам маму. В воспоминаниях Элизы написано: «Мы обрадовались, что бабушка теперь будет жить с нами». И дальше – о том, что, как и прежде, зиму они всей семьей проводили в Гродно, а на лето уезжали в Мильковщину. Элиза перечисляет тех, кто переезжает: бабушка, отчим, мама и гувернеры. То есть, мама как до, так и после свадьбы жила в семье, а не оставляла детей с бабушкой в Мильковщине, чтобы вести какую-то светскую жизнь в Гродно.

Старшая сестра Элизы, Клементина, от рождения много болела и умерла в 13 лет. Пани Франтишка искала способы спасти дочь, приглашала врачей из Вильни, возила ее в Варшаву. Элиза очень трогательно описала это в воспоминаниях. По ее словам, мама окружила больную сестру заботой и вниманием, а ее комнату наполнила игрушками, цветами, книгами и вкусностями.

Есть мнение, что у дочери с мамой были плохие взаимоотношения. Когда говорили, что у Элизы проявляется литературный талант, пани Франтишка отвечала: «Не вводите ей это в уши». Трактуется это странным образом: якобы мама не хотела, чтобы ее дочь, прелставительница рода Павловских герба Корвин опустится до бумагомарательства. Элиза объясняет позицию мамы иначе: пани Франтишка хотела, чтобы ее дочь была счастлива, а женское счастье, говоря словами Элизы, поселяется в душах обыкновенных женщин, а не тех, которые становятся знаменитыми. Многое начинает звучать странно, когда видишь палитру фактов.

Также странно звучит то, что Ожешко изменила на год дату рождения, чтобы казаться моложе. Элиза всегда заявляла, что родилась в 1842 году. На самом деле, в 1841-м, документы о крещении найдены. Что говорилось по поводу того, что Элиза настаивала на 1842-м? Что это чисто женская прихоть, что писательница хотела быть моложе. Но какой прок от того, что ты моложе на один только год?

Я заметила нестыковку в датах ее учебы в Варшавском пансионе и датах на могилах ее сестры и брата. Даты учебы везде подаются согласно воспоминаниям писательницы: с 1852 по 1857 год. Я уверена, что на год раньше: с 1851-го по 1856-й.

Элиза пишет, что сестра Клементина умерла в феврале 1852-го, и в начале лета бабушка отвезла Элизу в Варшаву. Но на могиле Клементины стоит 1851-й. А в пансион за ней мама приехала с ее братиком Ясем Видацким, родившимся, как пишет Элиза, «за год до моего отъезда в пансион». И дальше она пишет о том, что ее возвращение домой омрачилось смертью Ясика. Но годы жизни Яся Видацкого, если верить надписи на памятнике, 1950-1956. Кстати, вот почему Элизу в Варшаву повезла бабушка, а не мама, и вот почему Франтишка ни разу за пять лет учебы не навестила дочь: младший ребенок родился таким же болезненным, как и старшая дочь, и мать боялась оставить его хотя бы на время. Надо еще знать, что железная дорога от Гродно до Варшавы появится только спустя пять с половиной лет после окончания учебы Элизы, а каретой надо было ехать трое суток туда и трое обратно.

Элизу отдали в пансион, чтобы «сплавить ее подальше от мамы, которая хотела продолжать молодиться». Никто не берет в расчет, что у Франтишки был маленький ребенок, а Элиза очень болезненно переживала смерть своей старшей сестры. Нервная система девочки была до такой степени расшатана, что она, будто бы увидев Клементину в зеркале и испугавшись, весь день не могла говорить. Она считала, что цветы на могиле сестры – это часть Клементины, и сорвала их, разговаривала с ними, повесив над кроватью, а потом, когда засохли, устроила их похороны. Взрослые решили, что девочке надо немедленно сменить обстановку, а заодно пора было отправить ее на учебу – домашнее образование пани Франтишка не считала достаточным. Что это может быть за обстановка, где можно было учиться девочке в ее время? Пансион при монастыре, где много девочек-ровесниц, – идеальное место. Это была идея опекуна Элизы, Константина Незабытовского, который незадолго до того женился как раз на выпускнице Виленского пансиона при монастыре сестер визиток и считал, что образования и воспитания лучше, чем монастырское, для женщины не найти.

Но пани Франтишка отдала Элизу на учебу не в близкую Вильню, а в Варшаву, и за это ее тоже критикуют. И совершенно напрасно. Да, Вильня ближе, но не было в этом городе ни одного родственника ни у Павловских, ни у Видацких, а в Варшаве они были — там жил брат деда по матери с целым большим семейством, в котором имелась и ровесница Элизы, девочка Иоанна, и маленький мальчик Франтишек, напоминающий Ясика. Элиза имела возможность в праздничные и выходные дни, когда детей отпускали из пансиона, находиться в семье. Вот чем, по моему мнению, руководствовалась мама Элизы. И нельзя называть ее ни деспотичной, ни бесчувственной. Все эти обстоятельства, такие обыкновенные, жизненные, но очень существенные, исследователи по каким-то своим причинам взяли и опустили.

d183d0b6d0b5-d181d0b5d0b3d0bed0b4d0bdd18f-d0b4d0b5d0bdd18c-d180d0bed0b6d0b4d0b5d0bdd0b8d18f-d18dd0bbd0b8d0b7d18b-d0bed0b6d0b5d188d0ba.png

Почему Элизе нужно было сместить даты? Скорее всего, в связи с бракоразводным процессом с Петром Ожешко. Элиза пыталась развестись в течение двух с половиной лет, и была уже на грани отчаяния. В личной переписке она не разглашает деталей этой ситуации. Но одна строчка в письме к Юзефу Сикорскому заставляет заподозрить, что именно тогда писательница решила себя «омолодить» на год. Строчка эта: «Метрика моя не найдена». Мне кажется, она «специально» не была найдена – в надежде, что 1842 год рождения окажется каким-никаким аргументом: при такой дате рождения на момент свадьбы Элизе должно быть не 16, а 15 лет. Скорее всего, она цеплялась за эту возможность – признание брака недействительным из-за малолетства. Но она не думала, что будет известной персоной в истории и что кому-то будут интересны даже могилы ее родных, и что кто-то заметит, что даты на них не совпадают с указанными в воспоминаниях.

Беседовала Яна Полещук.

Материал подготовлен отделом сопровождения интернет-портала.


Новости

Научно-практическая конференция «Библиотека как культурно-исторический аспект развития страны»

18 Сен 2020

17 сентября в г. Гродно состоялась научно-практическая конференция «Библиотека как культурно-исторический аспект развития страны», посвященная 190-летию со дня основания Гродненской областной научной библиотеки им. Е.Ф. Карского. Генеральный директор Национальной библиотеки Беларуси Р.С. Мотульский принял участие в торжественном мероприятии и выступил с приветственным словом в адрес участников.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Приглашаем к участию в научном сборнике «Здабыткі»

18 Сен 2020

В 2021 г. планируется издание 24-го выпуска сборника научных статей «Здабыткі: дакументальныя помнікі на Беларусі». Редакция издания приглашает к сотрудничеству исследователей книжной культуры.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

К 100-летию со дня рождения Раисы Петровны Симаковой

18 Сен 2020

18 сентября исполняется 100 лет со дня рождения Раисы Петровны Симаковой, ветерана Национальной библиотеки Беларуси, участницы Великой Отечественной войны, старшего сержанта медицинской службы, блокадницы Ленинграда.

Портреты: история библиотеки в лицах

Онлайн-конкурс чтецов «О, Беларусь, мая шыпшына», приуроченный к 120-летию Владимира Дубовки в рамках проекта «На хвалі часу, у плыні жыцця»

18 Сен 2020

Владимир Дубовка внес ценный вклад в сокровищницу национальной культуры, обогатив белорусскую литературу яркими поэтическими произведениями. Его блестящий талант создал новый, трогательный и возвышенный, образ Беларуси времени бурлящих общественных перемен.

К 100-летию литобъединения «Маладняк»

17 сентября – 190 лет Гродненской областной научной библиотеке  имени Я.Ф. Карского

17 Сен 2020

В сентябре 1830 г. на одном из совещаний у гродненского генерал-губернатора было принято решение об учреждении в городе Гродно библиотеки, которая стала первой публичной библиотекой на современной территории Беларуси.

По страницам белорусского календаря


111