ГлавнаяНовостиАвторский взгляд
Творческое занятие «Едем, летаем, плывем»
Как отмечают День книги в разных странах

«Новая» Элиза Ожешко в цикле лекций Светланы Вотиновой

«Новая» Элиза Ожешко в цикле лекций Светланы Вотиновой
Другие новости

Журналистка, главный редактор журнала «Маладосць» Светлана Вотинова проводит цикл лекций о польскоязычной представительнице белорусской литературы Элизе Ожешко. В интервью для Национальной библиотеки она рассказала, почему только сейчас мы открываем для себя «настоящий» образ писательницы.

Мой интерес к жизни и творчеству Элизы Ожешко зародился  не так давно. Ничто не предвещало того, что я увлекусь ею больше, чем другими персонами, о которых мне тоже доводилось писать для журналов. Возможно, меня зацепила ее судьба, несчастливая женская доля. Я смотрю на Элизу Ожешко не как на писательницу, а как на личность, женщину XIX века, при этом, конечно, не игнорирую ее творчество: в нем отражается много переживаний и событий ее жизни.

Не о каждом писателе можно так много узнать: переписка Элизы с ее современниками составляет более десяти томов. Это увесистые книги, которые читать – не перечитать. Наверное, целиком их прочел только Эдмунд Янковский, польский исследователь, который эти письма собрал, составил и прокомментировал. Большой вклад в исследование жизни и творчества Ожешко внес и Людвик Брунон Свидерский, уроженец Гродно. «Куда ни глянь – везде Ожешко», – подтрунивали над этим молодым человеком те, кто входил в его кабинет в Варшаве. В свои 23 года он уже по письмам Элизы Ожешко к редактору «Газеты польской» Юзефу Сикорскому установил, кем был тот, ради кого она разводилась с Петром Ожешко. Минский доктор Сигизмунд Свентицкий, пожалуй, единственная настоящая любовь писательницы. И именно Свидерский подметил тот поразительный факт, что они умерли с разницей в три дня и были похоронены в один день и в одно время, хоть и в разных городах.

У исследователей сложился определенный образ писательницы Элизы Ожешко. Когда я начинала интересоваться ее жизнью, то повторяла чужие ошибки – вслед за мэтрами, филологами, писавшими о ней, ее окружении, ее времени. Но чем больше я погружалась в источники, тем больше возникало претензий к авторам научных статей и их безапелляционным утверждениям.

В частности, искривленным оказался образ матери Элизы, пани Франтишки. Ее представляют деспотичной особой, которая не любила Элизу, не интересовалась жизнью дочери: едва отец Элизы умер, как она опять вышла замуж, имела имидж светской львицы, поручила дочь бабушке, в десять лет отдала ее в Варшавский пансион при монастыре и ни разу к ней туда не приехала, а потом чуть ли не насильно выдала замуж за Петра Ожешко. Все это стало звучать очень странно, когда я сопоставила факты.

Оказалось, что пани Франтишка вышла замуж второй раз через шесть лет после смерти отца Элизы, причем, ее брак с ним длился тоже шесть лет. Развенчанным оказался и образ светской львицы: Элиза в описании свадьбы матери упоминает о присутствии на ней двадцати гостей. На заметку: на открытии книжного магазина Элизы Ожешко в Вильне было 300 гостей. На свадьбе пани Франтишки присутствовали только самые близкие, не было ни музыки, ни танцев. Элиза с сестрой чувствовали себя отлично: им постоянно делали комплименты, они объедались сладостями. Еще один показательный факт: мы не имеем ни одной фотографии пани Франтишки, только портрет с маленькой Элизой на руках, написанный дядей Элизы, в то время как фотография ее второго мужа, Константина Видацкого существует. Если эта женщина была светской львицей, неужели она не любила бы фотографироваться?

Bene_Nati-portret_Elizy_Orzeszkowej.png

Миф о воспитании детей бабушкой. Бабушка поселилась с семьей дочери и внучек только после второй свадьбы Франтишки. И это не значит, что она заменила девочкам маму. В воспоминаниях Элизы написано: «Мы обрадовались, что бабушка теперь будет жить с нами». И дальше – о том, что, как и прежде, зиму они всей семьей проводили в Гродно, а на лето уезжали в Мильковщину. Элиза перечисляет тех, кто переезжает: бабушка, отчим, мама и гувернеры. То есть, мама как до, так и после свадьбы жила в семье, а не оставляла детей с бабушкой в Мильковщине, чтобы вести какую-то светскую жизнь в Гродно.

Старшая сестра Элизы, Клементина, от рождения много болела и умерла в 13 лет. Пани Франтишка искала способы спасти дочь, приглашала врачей из Вильни, возила ее в Варшаву. Элиза очень трогательно описала это в воспоминаниях. По ее словам, мама окружила больную сестру заботой и вниманием, а ее комнату наполнила игрушками, цветами, книгами и вкусностями.

Есть мнение, что у дочери с мамой были плохие взаимоотношения. Когда говорили, что у Элизы проявляется литературный талант, пани Франтишка отвечала: «Не вводите ей это в уши». Трактуется это странным образом: якобы мама не хотела, чтобы ее дочь, прелставительница рода Павловских герба Корвин опустится до бумагомарательства. Элиза объясняет позицию мамы иначе: пани Франтишка хотела, чтобы ее дочь была счастлива, а женское счастье, говоря словами Элизы, поселяется в душах обыкновенных женщин, а не тех, которые становятся знаменитыми. Многое начинает звучать странно, когда видишь палитру фактов.

Также странно звучит то, что Ожешко изменила на год дату рождения, чтобы казаться моложе. Элиза всегда заявляла, что родилась в 1842 году. На самом деле, в 1841-м, документы о крещении найдены. Что говорилось по поводу того, что Элиза настаивала на 1842-м? Что это чисто женская прихоть, что писательница хотела быть моложе. Но какой прок от того, что ты моложе на один только год?

Я заметила нестыковку в датах ее учебы в Варшавском пансионе и датах на могилах ее сестры и брата. Даты учебы везде подаются согласно воспоминаниям писательницы: с 1852 по 1857 год. Я уверена, что на год раньше: с 1851-го по 1856-й.

Элиза пишет, что сестра Клементина умерла в феврале 1852-го, и в начале лета бабушка отвезла Элизу в Варшаву. Но на могиле Клементины стоит 1851-й. А в пансион за ней мама приехала с ее братиком Ясем Видацким, родившимся, как пишет Элиза, «за год до моего отъезда в пансион». И дальше она пишет о том, что ее возвращение домой омрачилось смертью Ясика. Но годы жизни Яся Видацкого, если верить надписи на памятнике, 1950-1956. Кстати, вот почему Элизу в Варшаву повезла бабушка, а не мама, и вот почему Франтишка ни разу за пять лет учебы не навестила дочь: младший ребенок родился таким же болезненным, как и старшая дочь, и мать боялась оставить его хотя бы на время. Надо еще знать, что железная дорога от Гродно до Варшавы появится только спустя пять с половиной лет после окончания учебы Элизы, а каретой надо было ехать трое суток туда и трое обратно.

Элизу отдали в пансион, чтобы «сплавить ее подальше от мамы, которая хотела продолжать молодиться». Никто не берет в расчет, что у Франтишки был маленький ребенок, а Элиза очень болезненно переживала смерть своей старшей сестры. Нервная система девочки была до такой степени расшатана, что она, будто бы увидев Клементину в зеркале и испугавшись, весь день не могла говорить. Она считала, что цветы на могиле сестры – это часть Клементины, и сорвала их, разговаривала с ними, повесив над кроватью, а потом, когда засохли, устроила их похороны. Взрослые решили, что девочке надо немедленно сменить обстановку, а заодно пора было отправить ее на учебу – домашнее образование пани Франтишка не считала достаточным. Что это может быть за обстановка, где можно было учиться девочке в ее время? Пансион при монастыре, где много девочек-ровесниц, – идеальное место. Это была идея опекуна Элизы, Константина Незабытовского, который незадолго до того женился как раз на выпускнице Виленского пансиона при монастыре сестер визиток и считал, что образования и воспитания лучше, чем монастырское, для женщины не найти.

Но пани Франтишка отдала Элизу на учебу не в близкую Вильню, а в Варшаву, и за это ее тоже критикуют. И совершенно напрасно. Да, Вильня ближе, но не было в этом городе ни одного родственника ни у Павловских, ни у Видацких, а в Варшаве они были — там жил брат деда по матери с целым большим семейством, в котором имелась и ровесница Элизы, девочка Иоанна, и маленький мальчик Франтишек, напоминающий Ясика. Элиза имела возможность в праздничные и выходные дни, когда детей отпускали из пансиона, находиться в семье. Вот чем, по моему мнению, руководствовалась мама Элизы. И нельзя называть ее ни деспотичной, ни бесчувственной. Все эти обстоятельства, такие обыкновенные, жизненные, но очень существенные, исследователи по каким-то своим причинам взяли и опустили.

d183d0b6d0b5-d181d0b5d0b3d0bed0b4d0bdd18f-d0b4d0b5d0bdd18c-d180d0bed0b6d0b4d0b5d0bdd0b8d18f-d18dd0bbd0b8d0b7d18b-d0bed0b6d0b5d188d0ba.png

Почему Элизе нужно было сместить даты? Скорее всего, в связи с бракоразводным процессом с Петром Ожешко. Элиза пыталась развестись в течение двух с половиной лет, и была уже на грани отчаяния. В личной переписке она не разглашает деталей этой ситуации. Но одна строчка в письме к Юзефу Сикорскому заставляет заподозрить, что именно тогда писательница решила себя «омолодить» на год. Строчка эта: «Метрика моя не найдена». Мне кажется, она «специально» не была найдена – в надежде, что 1842 год рождения окажется каким-никаким аргументом: при такой дате рождения на момент свадьбы Элизе должно быть не 16, а 15 лет. Скорее всего, она цеплялась за эту возможность – признание брака недействительным из-за малолетства. Но она не думала, что будет известной персоной в истории и что кому-то будут интересны даже могилы ее родных, и что кто-то заметит, что даты на них не совпадают с указанными в воспоминаниях.

Беседовала Яна Полещук.

Материал подготовлен отделом сопровождения интернет-портала.


Новости

С Новым 2020 годом, друзья!

6 Дек 2019

С 16 декабря 2019 года по 31 января 2020 года приглашаем на выставку «С Новым 2020 годом, друзья!» в читальном зале отдела межбиблиотечного абонемента и доставки документов (пом. 164).

Книжные выставки

Его первое пристанище в Минске – тюрьма. Что можно узнать о Якубе Коласе в музее Песняра

11 Дек 2019

Государственный литературно-мемориальный музей Якуба Коласа 4 декабря отмечает 60-летний юбилей. Как его создавали и чем он радует посетителей сейчас – в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Новости библиотек

Роман Мотульский: «В современном мире нет знания константы»

10 Дек 2019

6 декабря прошла встреча финалистов конкурса «Студент года» с директором Национальной библиотеки Беларуси, председателем общественно-консультативного совета по вопросам образования при Министерстве образования Республики Беларусь, профессором, доктором педагогических наук Романом Мотульским.

Авторский взгляд

Книги из личной коллекции Президента Республики Беларусь переданы в фонды Национальной библиотеки Беларуси

9 Дек 2019

Это 76 современных изданий, посвященных истории, культуре, образованию, науке и спорту стран – соседей, партнеров нашей страны на международной арене.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Тестовый доступ к коллекции Duke University Press

9 Дек 2019

Пользователям Национальной библиотеки и ее партнерам по виртуальному читальному залу предоставлена возможность тестового доступа к электронной коллекции научных журналов по литературе, культурологии, социологии, политике, истории и книжной коллекции издательства Duke University Press, включающей более 2,5 тыс. наименований периодических изданий.

Новости Национальной библиотеки Беларуси

Китабы – уникальные памятники рукописной книжности

9 Дек 2019

4 декабря состоялись очередные занятия в рамках семинара-практикума «Китабы – уникальные памятники рукописной книжности». Встреча была посвящена истории изучения китабов. Китабами называют рукописные книги, которые создавались на протяжении веков представителями одной из этноконфессиональных групп Беларуси – белорусскими татарами.

Новости Национальной библиотеки Беларуси


111