Форумы     Карта портала  
 
www.nlb.by
НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ
Регистрация Вход Помощь
Логин пользователя
Пароль

Забыли пароль?
   
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
ПОИСК
Поиск в ЭК
Помощь [?]
Новости библиотек
2017-06-01  
НОВОСТИ
Какие секреты Франциска Скорины?
Мифы не рождаются – мифы сегодня создаются людьми. Не так давно заместитель директора Национальной библиотеки Алесь Суша предложил свой миф, – или, лучше сказать, научную гипотезу, – непосредственно касающуюся нашего знаменитого первопечатника.

«К» побеседовала с исследователем и узнала о известном полочанине много интересного.

– Уважаемый Алесь, но нужно ли сегодня создавать мифы? Может, если в обществе существуют определенные представления о той или иной знаменитой личности, то не стоит эти представления и нарушать?

– Указанные Вами «определенные представления» также являются ничем иным как мифом. Мифом, созданным людьми. Например, образ Скорины как национального героя, созданный за последнее столетие, – рукотворный миф. На мой взгляд, создание мифов вполне оправданно. Более того, в каждой стране, в каждом обществе нужно постоянно иметь новые мифы, особенно об известных людях, которые являлись и являются гордостью своего государства. Тем более постоянно появляются новые находки, неизвестные исторические факты. И создание в этом случае новых мифов или, скажем научным языком, новых гипотез, на мой взгляд, всегда возможно. Особенно в отношении Скорины, о котором мы знаем, к сожалению, не так и много, хотя это известная, мирового масштаба, личность.

– Но каждая гипотеза должна иметь под собой определенную научную основу…

– Несомненно. Например, когда-то Николай Щекотихин предложил свою гипотезу о времени рождения Франциска Скорины. Он посмотрел на гравюры первопечатника, где представлены знаменитые солнце и луна – так называемое «сонца маладзіковае», – сравнил тогдашние солнечные затмения и определил таким образом, что Франциск Скорина родился в 1486 году. И эту гипотезу не опровергнешь, так как мы не знаем настоящий год рождения известного полочанина, а у самого Скорины спросить не можем. Так же мы не знаем, где и когда он умер, когда женился и сколько имел детей. Можем только догадываться, какой он был веры, где защитил диссертацию на степень доктора философии... Отсюда и появление новых гипотез, касающихся Франциска Скорины.

– А ваша гипотеза о шпионстве первопечатника имеет документальные подтверждения?

– Естественно! Есть реальные документы, например, письма тогдашнего главы Пруссии Альбрехта Бранденбургского к высоким лицам в ВКЛ. Франциск Скорина некоторое время работал у него, а потом уехал обратно в Великое Княжество Литовское. Так вот, сначала прусский король выдал ему охранные листы, где писал про отличные знания и эрудицию нашего земляка, его лучшие человеческие качества и просил руководство ВКЛ поспособствовать Скорине в решении его жизненных вопросов. Но буквально через две недели Альбрехт Бранденбургский пишет другие письма тем же адресатам, где гневно высказывается о Скорине, который уехал из Пруссии, похитив королевского печатника и королевского врача, просит его жестоко наказать и вернуть двух очень важных для руководителя Пруссии людей.

– Как такое могло произойти и зачем Скорине заниматься кражей людей?

– Дело в том, что Пруссия того времени – давний враг ВКЛ. Это страна, существующая только пять лет, а перед тем был Тевтонский орден, долгое время воюющий с литвинами. И только в 1525 году Альбрехт согласился на примирение, но взамен попросил признать Пруссию как суверенное государство. Сигизмунд ее признал, мир установился, но свою экспансию в отношении ВКЛ и Польши – на этот раз экономическую и религиозную – Пруссия так и не оставила. Поэтому, как я полагаю, у руководства Великого Княжества и возникла идея украсть этих людей.

– Но были ли те два человека настолько важны, чтобы их кража была оправдана? Что это дало ВКЛ?

– Здесь надо отметить вот что: Альбрехт с помощью печатания протестантских книг мог повлиять на смену вероисповедания жителей Польши и ВКЛ. И это очень не нравилось епископу виленскому Иоанну, внебрачному сыну короля и одному из неофициальных руководителей ВКЛ, у которого Скорина был секретарем. Кража королевского печатника могла значительно помешать планам пруссаков. Что касается королевского врача, то в Пруссии в то время была ужасная эпидемия так называемой английской лихорадки. Король едва нашел в Европе человека, который смог бы с этой лихорадкой бороться – и вот его похитили. Поэтому его гнев вполне понятен, так как это создало определенную эпидемиологическую угрозу его стране. Согласитесь, все это выглядит как хорошо спланированная диверсия руководства ВКЛ, сделанная руками Франциска Скорины.

– Но дала ли кража плоды?

– Да, и это также подтверждается определенными историческими сведениями. Например, количество печатных изданий после 1530 года в Пруссии значительно сократилось, и ее влияние на религиозное сознание поляков и литвинов так и не стало значимым...

– Полагаю, вашу гипотезу будут опровергать и спорить с ней не раз многие скориноведы...

– И это очень хорошо! Так как в результате недостаточной информации о Франциске Скорине мы имеем сегодня множество гипотез и даже полностью безосновательных мифов. Поэтому с этой точки зрения белорусским исследователям необходимо продолжать исследования, чтобы ограничить расширение недостоверных сведений, а также привлекать внимание к Франциску Скорине, его личности, его творчеству... Тем более, потенциал для новых находок еще очень велик: к сожалению, скориноведы до сих пор совершенно недостаточно работали в архивах Кракова, Праги, Падуи, Венеции, Копенгагена, Рима, Познани, Вроцлава...

– Не кажется ли вам, что ваша гипотеза выглядит провокационной? Особенно в год 500-летия белорусского книгопечатания, когда к личности и творчеству первопечатника очень много внимания?

– Конечно, это в определенной степени провокация. Но она сделана сознательно. Потому что я не хочу, чтобы Франциск Скорина был статичным, бронзовым, становился неприкосновенным национальным героем, пафосным небожителем. Ведь таким образом мы делаем Скорину неинтересным, тем, кем не надо заниматься новым исследователям, своеобразным Карлом Марксом на постаменте. А он был живым человеком, с извилистой жизненной судьбой, очень неоднозначной и оригинальной личностью, много сделавшей для своего родного края. Поэтому нужно, на мой взгляд, снимать эти розовые скориновские очки, вполне допустимо создавать комиксы о Скорине, смеяться над ним и вместе с ним в театральных постановках, делать с ним рекламу пепси или новой сантехники, писать детективные повести о нем и о его судьбе... Кстати, постепенно сегодня уже так и происходит. И это не может не радовать.

– Но не будет ли это определенным принижением фигуры нашего известного первопечатника?

– Ни в коем случае! Ведь Скорина – не какой-то бог, на которого надо молиться. Он такой же человек, как и мы сами. Ведь он жил, любил, сидел в тюрьме, печатал книги, занимался творчеством, сталкивался с трудностями – короче говоря, делал то, что и мы. И вывод отсюда следующий: мы тоже можем быть такими, как он, можем сделать много для Беларуси, столько, сколько совершил и он. В этом его значение и предназначение для нашего времени: чтобы мы понимали, что великими не рождаются, а становятся.

Автор текста и перевода: Юрий Чернякевич, ведущий библиотекарь отдела сопровождения интернет-портала Национальной библиотеки Беларуси, обозреватель газеты «Культура».

Источник: газета «Культура»

Читайте также:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Для добавления комментария Вам необходимо выполнить вход в портал
К этой статье нет комментариев
Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь Сайт Министерства культуры Республики Беларусь Сайт Беларусского Pеспубликанского Союза Молодёжи
Все права защищены
Национальная библиотека Беларуси
2006-2016

webmaster@nlb.by
220114, просп. Независимости, 116,
г. Минск Республика Беларусь
Тел: (+375 17) 266 37 37
Факс: (+375 17) 266 37 06