Форумы     Карта портала  
 
www.nlb.by
НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ
Регистрация Вход Помощь
Логин пользователя
Пароль

Забыли пароль?
   
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
ПОИСК
Поиск в ЭК
Помощь [?]
Новости библиотек
2017-01-21  
НОВОСТИ
Александр Суша – Александр Карлюкевич: скориновский фундамент
Этой публикацией редакция «Звязды» предлагает серию материалов к 500-летию белорусского книгопечатания.

Заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси Алесь Суша и журналист Александр Карлюкевич беседуют о Франциске Скорине, о разных аспектах в освоении его бессмертного наследия.

Александр Карлюкевич: – Александр, а как вы в целом оцениваете значимость скориноведения сегодня? Простите, что пытаюсь вас спровоцировать, но... Может быть, уже следует «успокоиться»… Все, что только возможно, исследовали. Нового ничего не откроют даже самые настойчивые искатели. Зачем повторения, предположения, гипотезы, граничащие с вымыслом?.. Я не ошибаюсь?..

Александр Суша: – Значимость скориноведения, как мне кажется, сегодня высока как никогда. Мы сейчас готовимся к празднованию 500-летия издания Франциском Скориной первой белорусской книги. В связи с этим нам самим чрезвычайно важно понять, в чем суть, в чем значимость того изобретения, которое мы сегодня называем белорусской печатной книгой. К тому же, я должен оспорить, что жизнеописание Скорины хорошо исследовано и ничего нового о просветителе больше не найти. Напротив, мы сегодня знаем совсем немного. Не знаем даже, когда он родился, где и когда умер. Не знаем, когда заключил брак и сколько имел детей. Мы можем только догадываться, какой он был веры, где защитил диссертацию на звание доктора философии и т.д. Наконец, мы не можем наверняка сказать даже, сколько книг успел издать наш знаменитый земляк. Вот вам и самый знаменитый культурный деятель! Это во-первых. Во-вторых, вы правы относительно выдумок… В результате недостаточной информации о Франциске Скорине мы имеем массу гипотез и даже совершенно безосновательных мифов. Однако же, повторю, в результате недостаточной информации, в результате того, что еще не трогали важную поисковую линию… Поэтому и с этой позиции нам необходимо продолжать исследования, чтобы ограничить расширение неточных сведений.

В-третьих, потенциал для новых находок еще очень большой: к сожалению, скориноведы до сих пор совсем не достаточно работали в архивах Кракова, Праги, Падуи, Венеции, Копенгагена, Рима, Познани и др. Это же столько адресов!.. А там может быть найдено еще немало ценных сведений. Это совершенно не исключено!..

В-четвертых, вне поля зрения исследователей остались целые направления в скориноведении. Например, ждет еще своего времени глубокое осмысление теологических взглядов Скорины, а также его переводческая деятельность. Мало изучены еще гравюры изданий Скорины и многое другое.

В-пятых, к нашему стыду, сами белорусы сделали пока не так и много для изучения жизни и деятельности Скорины: не белорусы вернули из забвения его имя, не белорусы сохранили его книжное наследие, не белорусы подготовили наиболее глубокие монографии о нем, не белорусы до недавнего времени систематически занимались поиском и учетом его изданий в мире... К сожалению. И наш долг перед великим предком пока не оплачен. Наконец, считаете ли вы корректным даже предлагать, например, китайцам остановиться в изучении Конфуция, полякам не интересоваться больше Мицкевичем, а британцам – Шекспиром?!. Так почему же мы, даже если о Скорине знали бы уже много, должны остановятся на достигнутом? К тому же, как мне кажется, образ Франциска Скорины является очень привлекательным и даже притягательным в контексте консолидации белорусского общества, воспитания патриотических чувств, гордости за достижения отечественной культуры. Поэтому даже только с нравственных и просветительских позиций останавливаться в изучении его дела мы не должны.

А. К.: – Скорина как первопечатник совершил, несомненно, подвиг. Он – первопроходец, начинатель. Но вот давайте посмотрим на Скорину и его дело в контексте того времени, близких ему столетий… Мог ли он знать, предполагать, что вообще происходило в книжном деле в Европе, в мире? Насколько он обладал прозорливостью или пониманием чужого опыта?

А. С.: – Безусловно, Скорина прекрасно понимал, какое важное дело он делает. Бесспорно, он знал, какое значение имеет печатное слово для расширения просвещения, для образования и воспитания молодежи. Он не просто знал, но писал об этом в предисловиях, анализировал и осмысливал на теоретическом уровне.

Скорина постоянно находился в творческом поиске наиболее совершенных художественных и технических средств распространения информации. Я абсолютно уверен, что он верил в свое дело и предвидел будущее своего народа в плане развития науки и просвещения. К тому же Скорина был превосходно знаком с лучшими образцами европейского книгопечатания, со взглядами ренессансных мыслителей и переводами Святого Писания на национальные языки и хорошо знал, какое большое влияние они оказали на наиболее развитые народы и страны того времени. Сам же он мечтал о лучшем будущем для своих земляков.

А. К.: – Белорусская литература достаточно богата на художественные интерпретации судьбы, жизни Скорины. Вспомним хотя бы романы, повести Стаховича, Лойко, Клышки… Как вы считаете, появится ли еще, например, роман о Скорине?

А. С.: – Недавно довелось проанализировать художественные произведения, посвященные первопечатнику. Вышла довольно богатая и пестрая картина. Достойных внимания работ, действительно, много. В то же время изучение жизнеописания нашего первопечатника позволяет утверждать, что его чрезвычайно интересная судьба может стать основой для еще многих произведений. В прошлом году мы с Республиканским театром белорусской драматургии проводили конкурс драматических произведений, посвященных Франциску Скорине.

А. К.: – Конкурс широко освещался в печати...

А. С.: – Так вот на этот конкурс за три месяца, объявленных для подачи конкурсных произведений, было подано несколько десятков прекрасных работ. Это о многом свидетельствует. С другой стороны, я знаю несколько сотен (!) поэтических произведений, посвященных первопечатнику. Многие из них были созданы в последние годы.

А. К.: – А «Звязда» даже рубрику специальную завела, представляя стихи зарубежных поэтов, посвященные нашему первопечатнику… Были напечатаны произведения черногорского поэта Слободана Вукановича, народного поэта Татарстана Роберта Минулина... Очевидно, что эти стихи написаны в последнее время...

А. С.: – Так почему же не появиться и хорошему роману? Несколько сюжетов, кстати, желающим авторам могу подсказать и я сам...

А. К.: – Александр, Национальная библиотека реализовала грандиозный проект по изданию наследия Скорины в первоначальном виде. Повлияло ли это как-то на более широкое осознание личности Скорины в культуре, в целом в судьбе Беларуси?

А. С.: – Бесспорно. Суть проекта была не столько в том, чтобы сделать научно обоснованное факсимильное воссоздание книжного наследия Франциска Скорины, сколько в том, чтобы возвратить его в общественный обиход, сделать доступным для широких кругов общества. Многотомное издание бесплатно передается в библиотеки каждой области, каждого района Беларуси, научных и учебных заведений. В результате все издания первопечатника, которые почти не сохранились в Беларуси даже в одном экземпляре, станут доступны каждому желающему. Мы надеемся на появление новых глубоких исследований, на создание новых художественных работ, на реализацию ярких выставочных проектов.

Многочисленные презентации факсимильного издания, которые уже прошли в многих городах Беларуси и в ряде зарубежных стран, ведут к расширению знаний о Скорине и прославлению всей нашей культуры.

А. К.: – Вся Беларусь сейчас готовится к 500-летию белорусского книгопечатания… Видимо, и вы, и другие скориноведы обращают внимание на то, как проходили подобные юбилеи в другие исторические периоды… Что в этом плане наиболее заметное вы вспомнили бы? На что посоветовали бы обратить внимание?

А. С.: – Действительно, Скориновские юбилеи уже случались, и всегда они становились исключительным событием в культурной жизни нашей страны. В частности, руководители еще совсем молодой Белорусской Советской Социалистической Республики в свое время приняли решение о праздновании на самом высоком государственном уровне 400-летнего юбилея белорусского книгопечатания. В 1925 г. прошли многочисленные мероприятия в разных городах Беларуси, причем их статус был настолько высоким, что даже празднование семилетия Октябрьской революции прошло в рамках юбилея отечественного книгопечатания. Отправной точкой для празднования юбилея был выбран 1525 г. – когда вышло первое точно датированное издание на белорусских этнических землях – «Апостол» Скорины. Отметить юбилей в 1917 г. – через 400 лет после выхода первых пражских изданий Франциска Скорины – не позволяли события Первой мировой войны и российских революций, а о времени выхода «Малой подорожной книжки» в те годы точных сведений не было и даже считалось, что она вышла позже, чем «Апостол».

Поэтому именно в 1925 г. состоялись основные праздничные мероприятия. Тогда появились первые улицы имени Скорины, были проведены научные конференции и торжественные заседания, прошла прекрасная художественная выставка, были проведены конкурсы на создание лучших художественных произведений к этому событию, в Белорусском государственном театре была поставлена пьеса о Скорине... К этому юбилею были приурочены два фундаментальных издания по истории белорусской книги, которые являются непревзойденными поныне. Первое из них было подготовлено по поручению Совета Народных Комиссаров БССР Институтом белорусской культуры и вышло в 1926 г. под названием «Чатырохсотгоддзе беларускага друку» и включало ряд очень глубоких исследований по истории белорусского книгопечатания в контексте отечественной и общеевропейской культуры. Второе издание вышло в печати в том же году в Ковне (Каунасе) под названием «Гісторыя беларускай (крыўскай) кнігі» (недавно переиздано факсимильно). Это по-настоящему фундаментальное издание собрало сведения о большинстве известных на то время памятников белорусской письменности, написанных кириллическим алфавитом в ХII–XVIII вв.

Очень пышно и пафосно отмечалось также 450-летие белорусского книгопечатания в 1967 г. Большие праздничные мероприятия прошли в Минске (прежде всего, в Академии наук БССР) и в Полоцке. Проведенное в 1989–1991 гг. празднование 500-летия со дня рождения Ф. Скорины стало исключительным событием в культурной жизни Беларуси, придало сильный импульс ее дальнейшему развитию. Тогда были проведены многочисленные конференции, вышли в печати многочисленные научные и популярные работы, факсимильно переизданы пражские издания Ф. Скорины, были установлены памятники и мемориальные доски, проведены сотни мероприятий во всех уголках Беларуси и за рубежом. Можно сказать, что благодаря этому юбилею Беларусь (тогда еще БССР) сумела полноценно и широко заявить о себе как стране с развитой культурой, чем обосновала право страной называться (еще не имея на то время собственной международной политики).

Сейчас, накануне празднования 500-летия белорусского книгопечатания, наша задача – внимательно проанализировать опыт и достижения наших предшественников, использовать наиболее эффективные наработки прошедших лет и постараться не повторить ошибки. Только так и можно составить полноценную программу празднования и успешно выполнить ее.

А. К.: – На это и будем надеяться. До следующей беседы, Александр.

Источник: газета «Звязда»

Перевод с белорусского Кондухович Л.Ф., ведущего библиотекаря отдела сопровождения интернет-портала Национальной библиотеки Беларуси.

Читайте также:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Для добавления комментария Вам необходимо выполнить вход в портал
К этой статье нет комментариев
Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь Сайт Министерства культуры Республики Беларусь Сайт Беларусского Pеспубликанского Союза Молодёжи
Все права защищены
Национальная библиотека Беларуси
2006-2016

webmaster@nlb.by
220114, просп. Независимости, 116,
г. Минск Республика Беларусь
Тел: (+375 17) 266 37 37
Факс: (+375 17) 266 37 06