Форумы     Карта портала  
 
www.nlb.by
НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БЕЛАРУСИ
Регистрация Вход Помощь
Логин пользователя
Пароль

Забыли пароль?
   
 
АРХИВ НОВОСТЕЙ
 
ПОДПИСКА НА НОВОСТИ
ПОИСК
Поиск в ЭК
Помощь [?]
Новости библиотек
2016-09-19  
НОВОСТИ
Столичная жизнь поэта
К столетию возвращения Максима Богдановича на Родину.

С малых лет оторванный от Отчизны, Максим жил мечтой о ней. Когда услышал народные песни в исполнении тетушек, Марии и Магдалены, пробудилась тяга к своему, родному, – генная память. Юный Максим самостоятельно изучил белорусский язык и лет с десяти начал писать на нем стихи. Годами выпестованной, выстраданной идеей было возвратиться на Беларусь и работать на благо своего народа.

Возвращение как триумф

Осуществить задуманное он смог только после окончания учебы в Ярославском лицее в сентябре 1916 года. Адам Егорович вспоминал: «Как обычно, в поездку я его собрал сам. С тревогой я его отпускал, но не было возможности сладить: родина была центром его притяжения, туда манили его все живые интересы и симпатии. Я рассчитывал на их живительное воздействие, притом он убеждал меня, что его устроят в Минске в плане удовлетворения бытовых потребностей как можно лучше».

Максим Богданович возвращался на родину признанным поэтом. Начав печататься в «Нашай ніве» в 1907 году, получил всеобщую любовь и признание, а выход его единственного прижизненного сборника поэзии «Вянок» в 1913 году был очень высоко оценен критиками. Приезду в Минск предшествовала переписка с дочерью Ядвигина Ш., белорусской писательницей Вандой Левицкой.

Здесь его ждали. Близкая подруга Максима Зоська Верас писала: «Наконец в конце сентября или может в начале октября М. Богданович приехал. Встретил его А. Смолич и привел в “Беларускую хатку”, где мы всем обществом ждали их с нетерпением. Душевный, скромный и простой, М. Богданович сразу получил общую симпатию. Уже в конце вечера казалось, что он давно с нами, что всем близок и дорог. Тем более тревожила его бледность и блестящие от жара глаза. Кашлял совсем мало. После чая сидели недолго. Надо было измученному дорогой отдохнуть. На квартиру отвели Богдановича Смолич, Фальский и Голубок. Договорились, что Богданович будет столоваться в “Беларуской хатке”, где будет иметь не только обеды, но и завтраки, и ужины. Мая мать была в то время заведующей столовой, и мы жили здесь на месте. Так что мы с Богдановичем виделись по три раза на день, а вечера, как всегда, проводили вместе с целой нашей компанией. Голубок, Фальский, Смолич, Богданович, часто Ядвигин Ш., я..."

В то время, когда Максим возвратился на родину, шла Первая мировая война. Все, кто только мог, уезжали в поисках спасения, эвакуировались. Его же не испугало то, что Минск был прифронтовым городом, – все свои силы он хотел положить на алтарь служения Отчизне.

К себе, к своему здоровью Максим относился равнодушно. Отказывался пить чай с сахаром. На вопрос удивленной Зоськи Верас отвечал: «...Вельмі перажываю тое, што я бяссільны памагчы тым, хто цяпер, падчас вайны, церпіць голад. Асабліва шкадую дзяцей... Калі я адмаўляю сабе таго, што люблю (бо, прызнацца, люблю салодкую гарбату), мне здаецца, што я раблю нейкую ахвяру, і гэта мяне хоць крыху пацяшае...» («...Очень переживаю то, что я бессилен помочь тем, кто сейчас, во время войны, терпит голод. В особенности жалею детей... Когда я отказываю себе в том, что люблю (ведь, признаться, люблю сладкий чай), мне кажется, что я приношу какую-то помощь, и это меня хоть немного успокаивает...»). Через три месяца Богданович принес больше чем полпуда сахара, чтобы передали детям беженцев. Он работал секретарем продовольственного комитета минской губернской управы, а ее сотрудники, помимо заработка, получали «паёк», преимущественно сахар – вот Максим и отдал припасенное. Помимо того, М. Богданович активно участвовал в работе Белорусского комитета помощи жертвам войны.

Шедевры при свете керосинки

Поселился Максим в доме Редьки на маленькой тихой улице Малогеоргиевской, снимал комнату (сейчас – «Беларуская хатка», музей Богдановича, единственное здание в городе, чьи стены помнят Максима. – Т. Б.). Соседями поэта были Змитрок Бядуля с сестрами Реней и Черней. Их объединила теплая дружба, о чем З. Бядуля оставил воспоминания:

«...Около шести месяцев до самого отъезда в Ялту Богданович жил у меня. Несмотря на слабое здоровье, М. Богданович принял службу в земстве, где очень много работал. В свободное от службы время он или сидел в Пушкинской библиотеке, или дома и занимался литературной работой. Сидел при керосиновой лампе ежедневно до часов 3-4 ночи. <...>
Он страшно увлекся тогда белорусским народным творчеством. Читал он мне целый цикл своих стихов на народные мотивы, между прочими и стихотворение «Страцім-лебедзь».
Его рабочий стол был настоящей лабораторией поэтического творчества. Он мог вдумчиво шлифовать свои поэтические перлы, ведь был человеком европейского воспитания: знал староклассические и новые европейские языки и было с чего брать пример для молодой белорусской поэзии».

Во время минского периода поэт создал такие шедевры, как поэма «Страцім-лебедзь» и стихотворение «Пагоня», написал «Агляд працы за першы год Мінскага Аддзела Беларускага таварыства для помачы пацярпеўшым ад вайны», статью «Голас з Беларусі». Помимо этого, Максим работал над статьей «Беларускі бежанскі прытулак» (остался незаконченным) и вместе с А. Смоличем и З. Верас – над букварем для начальной белорусской школы. Написал рассказы «Гарадок», «Сярод глухой пушчы...», очерк «Аб веры нашых прашчураў».

В конце декабря в Москве отдельной брошюрой вышла серьезная историческая статья М. Богдановича на русском языке «Белорусское возрождение», и эта же статья в переводе на украинский язык (есть вероятность, что перевод сделал сам автор) вышла в Вене.

Последний праздник

Приближался новый, 1917, год. Его праздничная встреча в кругу белорусских друзей была первой и последней для Максима Богдановича. Собрались все деятели белорусского возрождения, кто был в Минске, в «Беларускай хатцы»: писатели Ядвигин Ш., Альберт Павлович с дочерью Владей и зятем, Фабиан Шантыр, поэт Исаак Фарботка, ученый Аркадий Смолич, публицист Александр Власов, ксендз Викентий Годлевский, театральные деятели Всеволод Фальский и Владислав Голубок, адвокат Чаус, архитектор Леон Дубейковский, Зоська Верас и ее мать, заведующая столовой в «Беларускай хатцы», Эмилия Сивицкая, Ян Кривко, а также краевед и коллекционер Ромуальд Земкевич.

В то время здоровье Максима сильно ухудшилось. Но, как вспоминал Зм. Бядуля, «...несмотря на болезнь, он и дальше работал не только днем, но и ночью; работал во время жара, при высокой температуре в 38-39 градусов».

Поэт предчувствовал, что осталось ему немного, старался сделать как можно больше, не жалея себя. 21 февраля Минская губернская продовольственная комиссия рассмотрела прошение М. Богдановича «об отдыхе для поправления здоровья и помощи на лечение». Было принято решение «предоставить двухмесячный отдых с сохранением содержания и выдать одноразово на лечение средства в размере 200 рублей». 23 февраля Максим получает деньги и в конце месяца отъезжает в Крым.

Но это не помогло. В ночь на 25 мая его не стало.

Судьбы друзей

Говоря о возвращении поэта в Беларусь, мы не можем не сказать о тех, кто был с ним рядом. Единственной долгожительницей среди тех, с кем дружил в Минске Максим Богданович, была Зоська Верас (1892–1992). Она редактировала детские журналы, участвовала в издании белорусского календаря, писала свои произведения. С 1923 года и до последних дней жила в лесу под Вильно. Туда, в ее «лесную хатку», съезжались все, кто интересовался белорусской историей и возрождением. З. Верас стала тем, кто связал два столетия в своей судьбе и кто оставил наиболее полные воспоминания о минском периоде жизни поэта.

Змитрок Бядуля решительно поддержал Февральскую революцию 1917 года. В его творчестве усилилась идея национальной государственности Беларуси. Бядуля входил в организационное бюро Белорусской народной партии социалистов, приветствовал открытие Всебелорусского съезда.

В 1918–1920 годах вел активную публицистическую и политическую деятельность с «незалежніцкіх» позиций, выступал в защиту демократии, критиковал большевиков, которые недооценивали при осуществлении своей политики национальный вопрос и допускали насилие. Умер писатель в 1941 году во время эвакуации недалеко от Уральска в России.

Ядвигин Ш. участвовал в работе «Беларускай хаткі», был вторым вице-председателем Минского отдела Белорусского товарищества помощи пострадавшим от войны.

Предоставил свое поместье в Карпиловке для размещения детского приюта из Минска. Стал одним из основателей и техническим редактором журналов «Саха» и «Лучынка», ставил спектакли, за собственный счет издал сборник «Беларускія жарты». Но тяжелые материальные условия привели к болезни. Зиму 1918 г. Ядвигин Ш. пролежал в минском госпитале. Весной, как годом раньше М. Богданович, уехал из города, чтобы больше не вернуться. Не помогло ему и лечение в Закопане. Писатель умер в 1920 году от туберкулеза горла в Вильно.

Аркадий Смолич был избран в Белорусский национальный комитет в 1917 году, вошел в Исполнительный комитет Центрального совета белорусских организаций, участвовал во Всебелорусском съезде, был одним из инициаторов провозглашения БНР. Участвовал в создании Товарищества белорусской школы, в 1922 году в Минске заведовал планово-экономическим отделом Наркомата земледелия БССР, в 1923 г. – кафедрой в БГУ и Инбелкульте.

А. Смолич стал известным ученым в области экономики, сельского хозяйства, картографии, а в 1927 году получил звание профессора. В 1930-м – арестован по делу Союза освобождения Беларуси и сослан в Пермскую, а затем – в Тюменскую область. В 1937 г. А. Смолича арестовали повторно и через год приговорили к высшей мере наказания.

Всеволод Фальский являлся одним из создателей белорусского профессионального театра, был председателем Первого белорусского товарищества драмы и комедии и Минского товарищества работников искусства. В 1918 г. участвовал в создании московской Белорусской секции РКП(бы), был комиссаром иностранных дел Временного рабоче-крестьянского советского правительства Беларуси. В 1919-м – дважды арестован советской властью, а в 1921-м занимал должность заместителя заведующего отделом искусств, ученого секретаря Академического центра Наркомата просвещения БССР. В том же году снова арестован. Приговорен к 5 годам каторжной тюрьмы. С 1925 года жил в Киеве, работал директором драматического театра, переписывался с Инбелкультом. Дальнейшая судьба неизвестна.

Владислав Голубок был первым артистом БССР, который получил звание «народного». С 1917 года работал актером и режиссером Первого белорусского товарищества драмы и комедии, с 1920-го – руководителем Драматической секции культурно-просветительской секции «Папараць-кветка» в Слуцке, в 1920–1922 гг. – заведующим художественным отделом в наркомате просвещения БССР. В 1920 году создал и был художественным руководителем Труппы белорусских артистов при Белорусском рабочем клубе в Минске.

Являлся членом литобъединения «Маладняк» и «Полымя», написал около 40 пьес на социальные, исторические и бытовые темы, сюжеты для которых брал из народной жизни и фольклора. С конца 1920-х годов на творчество Голубка начались гонения и в 1937 году он был репрессирован. Согласно официальным сведениям, умер от гипертонической болезни.

Левон Заяц, который жил в одном дворе с М. Богдановичам и часто заходил к нему, был политическим деятелем. На Всебелорусском съезде 1917 года его избрали членом Совета, а с 1918-го – он в составе Народного секретариата Беларуси. С 1919 года занимал должности заведующего канцелярией и государственного секретаря в Народном Совете БНР. С 1925 г. – консультант Наркомфина в БССР. В 1930 году был арестован по делу «Союз освобождения Беларуси», а в 1935-м – арестован повторно.

Умер во время следствия в тюрьме.

Все они были преданными сыновьями своего Отечества. Их могучий талант раскрылся в литературе, науке, театральной, общественной и политической деятельности. Их служение идее национального возрождения, высокая миссия жить и бороться за то, чтобы мы сейчас помнили, кто такие и откуда, принесла плоды. Да, они были окружением поэта, были вместе с ним – но и сами по себе каждый из них был величиной.

На переломе времен рождаются плеяды ярких личностей, о которых мы тоже не можем забывать.

Автор публикации: Татьяна Будович-Бородуля.

Источник: газета «Літаратура і мастацтва», 26.08.2016.

Перевод с белорусского Кондухович Л.Ф., ведущего библиотекаря отдела сопровождения интернет-портала Национальной библиотеки Беларуси.

Читайте также:

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Для добавления комментария Вам необходимо выполнить вход в портал
К этой статье нет комментариев
Официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь Сайт Министерства культуры Республики Беларусь Сайт Беларусского Pеспубликанского Союза Молодёжи
Все права защищены
Национальная библиотека Беларуси
2006-2016

webmaster@nlb.by
220114, просп. Независимости, 116,
г. Минск Республика Беларусь
Тел: (+375 17) 266 37 37
Факс: (+375 17) 266 37 06